Заповедная зона ПЕТРОВКА, КУЗНЕЦКИЙ МОСТ


Схема 6. (нажмите на картинку, чтобы увеличть схему)

1-б. дом Губина; 2 — архитектурный ансамбль Высокопетровского монастыря; 3 — б. дом Хомякова; 4 — б. магазин «Мюр и Мерилиз» (ныне ЦУМ); 5 — Большой театр; 6 — Малый театр. Памятник А. Островскому; 7 — б. дом Кожиных; 8 — б. дом Иванова; 9 — три б. дома Константинопольского подворья. Церковь Сергия «в Крапивниках»; 10 — б. городская усадьба Гагарина (ныне — городская больница № 24); 11-б. «Дом редактора» (ныне занимает Союз театральных деятелей РСФСР); 12 — 6, городская усадьба Татищева; 13—б. дом Трубецкой-Бове; 14 — городская усадьба XVIII в.; 15 — б. городская усадьба Щербатовых; 16 — б. палаты Тверского подворья; 17—б. пассаж Джамгарова; 18 — б. банк Юнгера; 19 — Международный торговый банк; 20 — б. доходный дом 1-го Российского страхового общества. Памятник В. Воровскому; 21 — б. Строгановское училище (ныне МАРХИ); 22 — церковь Николы «в Звонарях»; 23 — архитектурный ансамбль Рождественского монастыря.

Петровка и Кузнецкий мост — один из центров культурной и общественной жизни Москвы. Днем архитектурный облик этих городских артерий неотделим от — бурного потока пешеходов, выплескивающегося за пределы тротуаров и заполняющего прилегающие переулки, особенно Столешников, один из самых оживленных в столице. Многочисленные витрины, вывески, световая реклама подчеркивают характер улиц.

К вечеру людские потоки устремляются в новых направлениях: зажигаются огни у театральных подъездов. В зоне расположены наиболее известные театры столицы: Большой, Малый, Художественный, его филиал и др.

Зубчатые силуэты заповедных улиц, поднимающихся в гору, имеют некоторое сходство. Невысокие жилые дома и торговые пассажи перемежаются здесь с многоэтажными громадами. Лишь очаровывающая неправильностью форм ажурная колокольня Высокопетровского монастыря, давшего имя Петровке и завершающего ее перспективу, не находит аналогии в высоких домах у выхода Кузнецкого моста на улицу Дзержинского. Пласты истории в этой зоне чрезвычайно глубоки, что подтверждает обилие мемориальных досок, более 30 крупных ансамблей и множество отдельных памятников.

Петровка — одна из древнейших радиальных улиц, возникла на месте дороги из Кремля к Высокопетровскому монастырю, основанному в XIV столетии. Она проходила по высокому правому берегу реки Неглинной и заканчивалась у Кутафьей башни. Мост через реку соединял ее с Троицкой башней Кремля. Со временем улица становилась все короче: от нее отделялись центральные улицы и площади (современные пл. 50-летия Октября — б. Моховая ул., проспект Маркса — б. Охотный ряд, пл. Свердлова — б. Петровская пл.).

В современных границах улица застраивалась не одновременно: к середине XVIII столетия дома стояли только на ее западной стороне, а восточная, обращенная к Неглинной, вследствие ее постоянных разливов, представляла собой пустошь с редкими деревянными строениями и огородами. Тем не менее уже тогда улица приобрела аристократический характер: здесь селилась московская — знать. После того, как в 20-е годы прошлого века Неглинную заключили в подземный коллектор, восточная сторона улицы Петровки быстро обросла домами, между которыми возникли переулки, связывающие ее с новой улицей — Неглинной.

Улица Петровка, получившая свое название по Петровскому монастырю «что на Высоком» (месте), уже со второй половины прошлого столетия быстро приобрела характер оживленной торговой улицы, чему содействовала ее близость к Кузнецкому мосту. Это сразу отразилось на ее облике: на смену привольным барским усадьбам пришли многочисленные лавки и «торговые галереи» или пассажи. Однако начало улицы сохранило торжественно-парадный облик, приобретенный я конце XVIII столетия с постройкой монументального «огромного и великолепного» Петровского театра, который, однако, скоро сгорел. На его месте был возведен по проекту О. Бове и А. Михайлова новый театр, открытый 6 января 1626 года. Однако и этот великолепный образец русского классицизма с восьмиколонным портиком ионического ордера и гипсовой квадригой Аполлона простоял недолго. В 1853 году театр также сгорел. Работами по восстановлению руководил архитектор А. Кавос. Он сохранил композиционные основы здания, но увеличив его ширину, утяжелил пропорции и силуэт. На смену строгому изяществ\ декора О. Бове пришла эклектика. Уничтоженную в огне гипсовую квадригу Аполлона сменила бронзовая, отлитая под руководством П. Клотта. С исключительной роскошью был отделан ярусный зал с позолоченной лепниной барьеров лож цвета слоновой кости, ярко-красной обивкой мебели, хрустальными люстрой и бра. Главная сцена страны, связанная с лучшими традициями отечественной оперы и балета и самыми прославленными артистическими именами, вписала одну из самых ярких глав в летопись русского искусства.

Само здание Большого театра — не только ценное произведение зодчества, но и памятник истории. В его стенах проходили съезды Коммунистической партии и Советов, неоднократно выступал В. И. Ленин. 30 декабря 1922 года I Съезд Советов провозгласил образование СССР. Театр неоднократно реставрировался в советские годы, в том числе и после разрушений, причиненных во время налетов фашистской авиации на Москву.

С противоположной стороны с отступом от красной линии улицы на площадь Свердлова обращен фасад Малого театра. (Названия театры получили по размерам соседствующих друг с другом зданий). Это единственный сохранившийся из четырех корпусов, составлявших великолепный в классическом стиле ансамбль Театральной площади, который проектировал О. Бове (б. дом купца Варгина в 1838–1640 гг. был специально перестроен под театр; арх. К. Тон).

Драматический Малый театр за широкую просветительскую деятельность называли вторым московским университетом. Театр Щепкина и Ермоловой, оставшийся верным жизненной правде на протяжении все го творческого пути, начал свою деятельность в 1824 году. Более 30 лет он был связан с А. Н. Островским, который почти все свои произведения отдал на его сцену. Памятник великому драматургу установлен у театрального подъезда в 1929 году (скульптор Н. А. Андреев).

Коммерческое значение Петровки в жизни Москвы на рубеже XX столетия подчеркнуло возведение в,1909 году рядом с театральными зданиями большого универсального магазина «Мюр и Мерилиз», который имел претенциозный облик в духе неоготики (арх. Р. Клейн). Активное вторжение эклектики и модерна в цитадель классицизма разрушило уникальный ансамбль.

Один из его фрагментов сохранился на Петровке (Д. № 3). Жилой дом с лавками в нижнем этаже построен в 1822–1824 годах во владениях Хомяковых. Фасад, обращенный к площади, сохранился лучше. Он состоит из трех объемов. Левый боковой украшен тосканской колоннадой, стоящей на цоколе, имеющем арочные проемы окон. Уличный фасад имел в центре колоннаду, а по бокам ризолиты. Во время перестройки на рубеже столетий правый портик был уничтожен, а фасад со стороны Петровки радикально перестроен и лишился части колонн. Тем не менее сохранившийся памятник дает наглядное представление о характере застройки Петровки после пожара 1812 года.

На ее современный облик, так же как и на пересекающий Петровку Кузнецкий мост большой отпечаток наложило бурное строительство на рубеже XX века. К этому времени относятся многие здания. Несущий явное влияние модерна дом № 15, строившийся для страхового общества «Якорь» {арх. Э. Розен, здесь экспонировалась первая в Москве выставка художников, входивших в группу «Мир искусства»), доходный дом с многочисленными эркерами,(№ 17, арх. Г. Гельрих), торговые линии Петровского пассажа (№ 10, 1906 год, арх. С. Калугин). В простенке между входами в пассаж установлен рельеф «Рабочий» (1920–1921 гг., скульптор М. Манизер) — одна из лучших скульптур, созданных в первые годы Советской власти. Но среди позднейшей и ординарной архитектуры 'Петровка сумела сохранить один из шедевров московского классицизма — дом купца Губина (№ 25), воздвигнутый — М. Казаковым в конце XVIII столетия. Выдвинувшуюся к улице центральную часть (в те времена улица была уже) отмечает великолепный портик коринфского ордера, поднимающийся на рустованном цоколе. Изыскан и богат декор больших окон крыльев дома. Спаренные пилястры ионического ордера поддерживает иллюзорный аттик, в котором размещена трехчастная скульптурная композиция.

Если творение Казакова бросается в глаза всем, проходящим по Петровке, то другой интереснейший памятник скрывается в глубине одного из дворов по отходящей от нее влево улице Москвина. Это великолепных пропорций особняк '(д. № 6) с мезонином, большое полукружье окна которого отмечает центр главного фасада. Удивительную пластичность ему придают полуколонны коринфского ордера различных размеров, обрамляющие узкие окна, и богатый лепной декор. Рельефные изображения заполняют так же полукруглые филенки над окнами боковых крыльев. Цокольный этаж рустован.

Недавно реставраторы обнаружили, что этот дом, в котором жил прославленный зодчий О. Бове, под классическим обликом скрывает палаты в стиле нарышкинского барокко с пышным карнизом и кружевными белокаменными наличниками окон. В XVIII веке они принадлежали князьям Трубецким, а первым владельцем, по мнению исследователей, мог быть дядя Петра I Л. К. Нарышкин.

Особое историческое и художественное значение среди памятников этой заповедной зоны имеет ансамбль Высокопетровского монастыря, который завершает перспективу улицы с правой стороны. Он был основан в XIV столетии, но дошедшие до нас сооружения относятся, в основном, к концу XVII. Строительство велось на средства бояр Нарышкиных, из семьи которых происходила Наталья Кирилловна — мать Петра I. Главный кубовидный храм с пятью главами типичен для того времени, как и церковь Сергия Радонежского, стоящая на высоком арочном подклете. Она воздвигнута Петром I в ознаменование его победы в борьбе за власть с честолюбивой сводной сестрой — Софьей. Богатый белокаменный наряд: арочные пояски и спаренные колонки на стройных световых барабанах, раковины в тимпанах закомар, пышные «разрезные» фронтоны над окнами, — говорит о влиянии «московского барокко». Центричность и ярусность объемов, присущие постройкам этого стиля, демонстрирует небольшая, но монументальная церковь Петра Митрополита (1690 г.). На восьмилепестковом в плане основании поднимается восьмигранник, Завершающийся шлемовидной главой. Его рельефный декор заменен орнаментальной живописью в духе барокко. Черты этого стиля несут и две другие церкви XVIII века на территории монастыря: Толгская (1744 г.) и Пахомия (1753–1755 гг.), отличающаяся стройностью силуэта.

Территорию монастыря окружают крепостные стены с арками, обращенными во двор. К стенам — примыкает протяженный корпус монастырских келий, в который включены великолепные палаты, нарядным фасадом выходящие на Петровку. Они были подарены монастырю Нарышкиным в память о рождении наследника — будущего Петра I. Богатое убранство второго этажа-сложной формы наличники окон, спаренные колонны, профилированный карниз вносят в ансамбль праздничную живописность. Нижний этаж сохраняет суровый характер крепостной стены. Со стороны двора палаты окружает открытое гульбище, которое поддерживают арки, опирающиеся на квадратные в плане столпы.

Законченность, всему ансамблю придает надвратная ярусная церковь-колокольня, которая не лишена своеобразного очарования. Постройки монастыря реставрированы в 1979 году.

Кузнецкий мост, в советские годы удлинившийся от Петровки до Пушкинской улицы, моложе их. Только в конце XV столетия на «Кузнецком верху» возникла слобода кузнецов и конюхов Пушечного двора, который был основан Иваном III на левом берегу Неглинной. Он занимал территорию, ограниченную современными улицами Неглинной, Пушечной, Жданова и проспектом Маркса. По деревянному мосту, возле которого жили кузнецы Пушечного двора, улица и получила свое название. В 1754 году было завершено строительство большого белокаменного моста, который проектировал архитектор Д. Ухтомский. (После заключения Неглинной в подземный коллектор мост засыпали, фрагменты его недавно обнаружили во время земляных работ).

К этому времени слобожан уже оттеснила знать: с севера значительную часть улицы занимала протяженная усадьба графа И. Л. Воронцова. Выше ее располагались владения «Салтычихи» — богатой помещицы Д. Салтыковой, замучившей более сотни крепостных и заключенной в 1768 году в тюрьму (Ивановского монастыря. На улице все чаще открывались лавки, салоны моды, и к концу столетия она все явственее становилась «центром московской индустрии роскоши и моды», местом гулянья состоятельных людей.

Современную застройку этой заповедной улицы отличает многообразие. Лишь кое-где сохранившиеся небольшие жилые дома и перестроенные барские усадьбы перемежаются с помпезными торговыми пассажами, престижными зданиями банков, деловых контор и многоэтажных доходных домов. Их нижние этажи составляли как бы сплошную ленту зеркальных витрин наиболее дорогих магазинов и салонов.

Улица — законодательница моды, демонстрировала и образцы моды архитектурной: господствовавшие в то время направления разнообразной эклектики и модерна. Примером могут служить громадный доходный дом в неоклассическом стиле I Российского страхового общества (№ 21/5, 1905–1907 гг., арх. Л. Бенуа, А. Гунст), в годы Советской власти здесь работал Наркомат иностранных дел; монументальный дом (№ 16), построенный арх. А. Эрихсоном в 1912 году так же в духе неоклассики с гипертрофированными деталями «разорванного» карниза, поддерживаемого могучими коринфскими колоннами; гигантский пассаж Джамгарова (№ 12, 1877 г., арх. А. Резанов), размеры которого подчеркивает его «низкорослый» сосед — всего в три этажа угловой дом купеческого общества (№ 10, 1889–1890 гг., арх. А. Каминский).

На самой заповедной улице практически нет памятников архитектуры, стоящих на государственной охране, за исключением палат Тверского подворья. Построенные в конце XVII века, они ныне скрываются в глубине двора дома № 17, сохранившего непритязательный облик старожила улицы. Но ближайшие «окрестности» Кузнецкого моста изобилуют памятниками. На Пушечной улице, например, сохранилась неузнаваемо перестроенная церковь Софии — ровестница палат на Кузнецком мосту, хранящая под штукатуркой следы нарышкинского барокко. Колокольня и трапезная были заново построены уже в XIX веке.

Особенно много памятников сосредоточено на сравнительно короткой улице Жданова (б. Рождественке), которая под прямым углом пересекает Кузнецкий мост. В их число входит здание Московского архитектурного института (д. № 11). Расположенное в глубине двора, с боковыми ризалитами, оно сохранило традиционную композицию и объемы городской усадьбы, которая в конце XVIII века принадлежала графу И. Л. Воронцову. Купленная казной в канун войны 1812 года, усадьба не раз меняла владельцев. Вслед за медико-хирургической академией здесь разместились клиники Московского университета, а затем Строгановское художественно-промышленное училище. Для него по проекту архитектора С. Соловьева был перестроен главный дом и возведены новые корпуса вдоль улицы. Именно тогда главный фасад был украшен керамическими вставками, изготовленными строгановцами.

Далее по улице [(д. № 15), господствуя на высоком склоне круто спускающегося вниз 2-го Неглинного (б. Звонарского) переулка, стоит церковь Николы в Звонарях. (Название местности и переулка объясняется тем, что здесь в старину была слобода кремлевских звонарей). Храм с трапезной и колокольней был построен архитектором К. Бланком в стиле барокко. Ограда относится к началу прошлого века.

Наибольший историко-архитектурный интерес представляет ансамбль бывшего Рождественского женского монастыря, который был основан в конце XIV столетия. Существенной роли в обороне Москвы от врагов он не сыграл, но вошел в историю как место заточения знатных узниц. Сюда, в частности, московский великий князь Василий III постриг свою жену Соломонию. На улицу Жданова выходит часть низкой стены и колокольня в стиле позднего классицизма, построенная по проекту архитектора Н. Козловского в 1835 году.

Архитектурный ансамбль монастыря включает постройки XVI–XIX веков. Наиболее древняя из них — собор Рождества, датируемый самым началом XVI столетия. Над двумя ступенчатыми ярусами кокошников возвышается могучее шлемовидное завершение монументально-пирамидального объема. С восточной стороны к четверику примыкает трехчастная алтарная апсида. Исследования реставраторов позволили выявить своеобразие памятника, возведенного с нарушением традиционной для того времени симметрии. Выяснилось, что южному приделу, считавшемуся более поздним, так же как и собору, почти 500 лет.

Ю. Александров, изд-во "Московская правда", 1991 г.