Заповедная зона УЛИЦА КИРОВА


Схема 7. (нажмите на картинку, чтобы увеличть схему)

1 — городская усадьба XVIII в.; 2 — магазин «Чай — кофе»; 3 — б. жилой дом Юшкова; 4 — б. дом Строгановского училища; 5 — Главный почтамт; б — б. городская усадьба Солдатенкова; 7 — б. дом Центросоюза (ныне Госкомитет СССР по статистике); 8 — б. городская усадьба Барышникова; 9 — б. жилой дом Лобанова-Ростовского; 10 — жилой дом с палатами XVII в.; II — б. дом Госторга (ныне — Министерство торговли РСФСР); 12 — б. жилой Дом Сухово-Кобылина; 13 — б. палаты Юсупова (ныне — ВАСХНИЛ); 14 — жилые дома XVIII–XIX вв.; 15 — памятник А. Грибоедову; 16 — б. жилой дом поэта Д. Веневитинова; 17 — архитектурный ансамбль б. Лазаревского института; 18 — палаты, восстановленные на основе фрагментов XVII в.; 19 — жилой дом XVIII–XIX вв.; 20 — церковь Архангела Гавриила; 21 — церковь Федора Стратилата; 22 — церковь Людовика.

Первое упоминание о местности, по которой прошла улица, относится к 1472 году, когда Иван III построил церковь Успения на бору. Спустя десятилетие, он поселил здесь новгородских бояр и купцов. Уже в следующем столетии в населении улицы стали преобладать мясники, давшие ей название Мясницкой (переименована в память видного партийного и государственного деятеля С. Кирова в 1935 году).

История улицы отразила в общих чертах особенности социального развития всего города. Уже вскоре слобожан стала вытеснять феодальная знать и высшее духовенство: наряду с усадьбами бояр на Мясницкой появились подворья Рязанского, Псковского, Вятского и Коломенского архиереев. Улица вошла в историю Москвы, как место, где в разное время находился Английский двор — резиденция английских купцов, первый в Москве военный госпиталь, а так же учреждения, где чинили суд и расправу с помощью плетей и дыбы Тайная канцелярия (при Петре I) и Тайная экспедиция,(при, Екатерине II).

До восемнадцатого столетия застройка улицы была преимущественно деревянной. Современный ее облик начал складываться в конце прошлого века, когда древняя Мясницкая превратилась в магистраль, связывающую центр города с вокзалами. К тому времени она стала обрастать солидными многоэтажными зданиями контор, банков, фирм и акционерных кампаний, а также доходными домами. Запечатленные в камне черты деловой улицы составляют ее характерные приметы и сегодня.

В начальной своей части улица, повторяя изгиб проходившей здесь когда-то древней дороги, напоминает каменное ущелье. Фасады многих зданий отличает претенциозность и разнообразие художественных пристрастий. Рядом с неоклассицизмом здесь можно встретить модерн, следы увлечения романской, готической, древнерусской и даже восточной архитектурой. В плотную застройку вкраплены сравнительно немногие, но первоклассные памятники более раннего времени. Их хронологический диапазон весьма широк: от палат XVII столетия до первенцев советской Москвы.

Архитектурный мир улицы Кирова открывают две постройки: слева — трехэтажный дом в так называемом русском стиле, возведенный в конце прошлого века для консистории — учреждения по управлению церковно-административным округом (№ 3), а напротив — гигантская новостройка, заслонившая группу четырех- и пятиэтажных корпусов в неоклассическом стиле, которую оставил в наследство Москве XIX век (1899 г.). В одном из них почти восемь лет прожил В. В. Маяковский (сейчас здесь музей поэта). На рубеже XX столетия улица превратилась в своеобразный строительный полигон, на котором вступили в творческое соревнование известные архитекторы. О его результатах свидетельствуют многие дома: на углу Фуркасовского переулка (№ 5) — а неоклассическом стиле, построенный в ›1908 году Р. Клейном, на противоположной стороне (№ 8/2) — одно из ранних творений Ф. О. Шехтелей — бывший Торговый дом фабриканта М. С. Кузнецова, владельца Дулевского фарфорового завода. Своеобразна композиция этого здания, отмеченного чертами модерна. Четыре мощные аркады, образованные крупными оконными проемами (высотой в три этажа), полукольцом охватывают всю постройку, которая стоит на углу Б. Комсомольского переулка и улицы Кирова, завершая перспективу одного из ее изгибов. По проекту Ф. Шехтеля на этой улице возведен еще один дом (№ 24), в архитектуре которого угадывается почерк основателя русского модерна. На противоположной стороне взгляд невольно задерживает скульптура льва, установленная на высоком пьедестале. Он «-сторожит» парадную арку въезда во двор многоэтажного доходного дома в неоклассическом стиле, фасад которого украшают барельефы на излюбленные античностью сюжеты и скульптура бога торговли римской мифологии — Меркурия. Так выглядит одна из ранних работ братьев Весниных, выполненная совместно с арх. Б. Великовским (1910 г.).

В этой части улицы расположен только один памятник (№ 7), который относится к началу XVIII столетия. В 30-х годах прошлого века его перестроил известный библиофил и ученый А. Д. Чертков, которого посещали А. С. Пушкин и многие выдающиеся деятели культуры. Последующие перестройки, обильный и безвкусный декор исказили как внешний облик здания, так и его интерьеры, и лишь расположенные с отступом от красной линии улицы пандусы, ведущие к изуродованному тамбуром парадному входу, напоминают о прежнем облике этой городской усадьбы.

В историю русской культуры вошел и двухэтажный каменный дом с пилястрами и треугольным фронтоном, который образует одно из живописных «колен» Кривоколенного переулка (№ 4). Он принадлежал поэту Д. В. Веневитинову, у которого 12 октября 1826 года, вернувшись из ссылки, А. Пушкин читал трагедию «Борис Годунов».

На улице Кирова обращает внимание трехэтажный дом — «пагода» с башенкой под «зонтиками», с изображенными на фасадах драконами, змеями, орнаментами и фонариками, напоминающий модные в конце прошлого века подделки под китайскую архитектуру (№ 19). Пышная декорация скрывает трехэтажный объем, который однако ничем не отличается от соседних домов с традиционной классической композицией.

Это архитектурное подражание экзотике Востока было осуществлено архитекторами К. Гиппиусом и Р. Клейном по заказу богатого чаеторговца С. Перлова.

Соседнее внушительное здание (№ 21) — великолепный образец Московского классицизма. Оно построено в 1793 году В. Баженовыми для своего друга — масона генерала Юшкова. Первоначальную архитектуру исказили переделки. Но основной замысел зодчего, украсившего угол дома изысканной ионической полуротондой, дошел до наших дней. Скромное убранство боковых фасадов подчеркивает сочную пластику и изящество его композиционного центра. Архитектурный шедевр вошел и в историю русского изобразительного искусства.

В 1844 году здесь разместилось училище живописи и ваяния (позже и зодчества), которое сыграло значительную роль в утверждении реализма в русском искусстве. После Октябрьской революции в доме Юшкова разместились Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС) и общежитие студентов, которые в 1921 году посетили В. И. Ленин я Н. К. Крупская.

К числу впечатляющих произведений архитектуры относится и Главный почтамт города. Здание возведено в 1912 году по проекту арх. О. Мунца — приверженца византийского зодчества и инженера Д. Новикова. Принявшие участие в проектировании парадного фасада братья Веснины придали ему облик, характерный для романского стиля. Вынесенный несколько вперед массивный центральный объем с большим арочным проемом, арочным поясом карниза и полированными гранитными колоннами, обрамляющими входы, завершает мощный световой барабан с уплощенным куполом. Трехэтажные боковые крылья с четким ритмом полукружий окон, хотя и отступая от красной линии улицы, включают оригинальное здание во фронт ее застройки.

Иллюзия ретроспективной архитектуры однако сразу разрушается, когда входишь в просторный вестибюль и, в особенности, в великолепный операционный зал с огромным световым фонарем — образец функциональной архитектуры.

В начале XVIII века на месте почтамта находились владения сподвижника Петра I — А. Д. Меншикова. При нем возведена церковь Гавриила близ Чистых прудов (чтобы ее увидеть вблизи, нужно пройти в Телеграфный переулок). Проектировал церковь-башню, которую отличает явно светский характер, Иван Зарудный — один из «пенсионеров», направленных Петром за границу для получения архитектурного образования. По замыслу Меншикова башня, получившая его имя, должна была превзойти по высоте колокольню Ивана. Великого. И действительно, Меншикова башня стала самым высоким сооружением в Москве того времени. Недаром ее называли «сестрой Ивана Великого».

При возведении Меншиковой башни использовалась конструкция, получившая на Руси широкое распространение в ходе строительства вотчинных храмов-башен. Композиция ее проста: два стройных восьмигранника вырастают из четверика как в храмах «нарышкинского барокко». Но башне-храму приданы и новые черты: вход отмечает портик с витыми колоннами и затейливыми волютами — контрфорсами. Пышный растительно-травный орнамент и гирлянды из белого камня; фасады розового цвета. В их убранстве, так же как и б интерьере, широко использованы фигурные скульптуры (статуи-кариатиды на хорах, херувимы по сторонам портика и т. д.).

Судьба башни, сооруженной в 1704–1707 гг. и послужившей прототипом Петропавловского собора в новой столице, в известной мере повторила исполненный превратностей жизненный путь ее владельца. Головокружительный взлет карьеры Меншикова завершился опалой и ссылкой. На короткое время вознеслась над Москвой и башня «полудержавного властелина». В 1723 году во время грозы молния ударила в шпиль и он сгорел. Лишь в конце столетия башню восстановили, а вместо непривычного для москвичей шпиля завершили тоже необычной формы позолоченной витой главкой. Рядом с ней совсем миниатюрной кажется уютная соразмерная с окружающей жилой застройкой церковь Федора Стратилата (начала XIX века (арх. И. Еготов).

Из Телеграфного переулка мы выходим к наземному вестибюлю станции метро «Кировская», открытой в 1935 году. Это небольшое сооружение, которое проектировал архитектор Н. Колли, отразило в своем облике своеобразие эпохи архитектурного перелома, отдав дань уходившему в прошлое направлению конструктивизма.

Напротив, на Чистопрудном бульваре установлен памятник А. С. Грибоедову (скульптор А. Мануйлов, архитектор А. Заварзин). Поднимающийся на постаменте бронзовый театральный занавес открывает галерею знакомых со школьных лет образов знаменитой комедии «Горе от ума». К числу грибоедовских мест столицы, расположенных неподалеку отсюда, относится великолепная городская усадьба на Мясницкой (д. № 42) с парадным прямоугольным двором и торжественными въездными воротами. Главный дом украшен выдвинутым вперед монументальным портиком, колонны которого поставлены на высокий цоколь. К дому примыкают боковые флигели, демонстрируя традиционную композицию московской городской усадьбы. Она была возведена М. Казаковым для богатых помещиков Барышниковых, с которыми породнился друг Грибоедова с детских лет, участник Отечественной войны 1812 года полковник С. Бегичев. У него неоднократно бывал и гостил поэт Здесь были написаны многие страницы «Горя от ума».

На государственную охрану поставлен и соседний дом {№ 40), построенный в XIX столетии. В нем сохранились древние палаты XVII века.

Черты классицизма проступают и в облике другой городской усадьбы (№№ 33–37), искаженной многими перестройками. Главный дом, возведенный в 70-х годах XVIII столетия, после московского пожара был реставрирован О. Бове и А. Григорьевым. Здание в течение длительного времени принадлежало известному книгоиздателю купцу К. Солдатенкову, прозванному «мясницким меценатом». Здесь находилась великолепная библиотека и богатая картинная галерея, которые были завещаны им Москве. В годы Великой Отечественной войны в доме располагалась Ставка Верховного Главнокомандующего, откуда осуществлялось руководство операциями советских войск на всех фронтах.

Среди разновременной застройки этой части улицы доминирует по размерам и резко выделяется лиловым цветом облицовки из туфа уникальная постройка (№ 39), которую проектировал для Центросоюза великий французский архитектор Ле Корбюзье (при участии советского архитектора Н. Колли). Ныне в этом здании, возведенном в 1929–1936 гг. работает Госкомитет СССР по статистике. Смелый новатор Ле Корбюзье свою первую крупную постройку осуществил в Москве — столице нового мира. «Я работал для СССР от всего сердца…», — писал он. Главный протяженный объем со сплошным остеклением фасада заключен между двумя корпусами, обращенными торцами к улице. Один из первенцев советских административных зданий имел много новшеств: опоры-столбы, позволяющие «оторвать» дом от земли, плоские крыши-террасы, которые предполагалось использовать под сады, «раскрепощенные» окна-стены, освобожденные от нагрузки, свободную, не зависящую от фасадов планировку помещений и др. Тем самым памятник советской архитектуры стал заметным явлением в развитии мировой архитектуры.

Дом № 43, хотя и ненадолго, возвращает нас в мир московского классицизма. Он был построен в конце XVIII столетия в классическом стиле для знатной семьи Паниных, а потом перешел к Лобановым-Ростовским. Стремясь к своеобразию архитектуры, над которой довлела традиция, Ф. Кампорези достиг его, используя многие композиционные приемы. Зодчий акцентировал Центральную часть здания монументальной аркой, которую поддерживают пучки колонн коринфского ордера необычных пропорций. Им вторят по сторонам спаренные колонны, так же на низких пьедесталах, несущие анаблемент и аттик. Ограда с двумя воротами отделяет дом от улицы, которая подверглась вторжению конструктивизма еще до Ле Корбюзье. Одна из самых первых построек в этом стиле на улице Кирова — дом Госторга (№ 47) с огромными по тем временам проемами окон, выявляющими каркасную конструкцию. Он был построен в 1927 году по проекту архитектора Б. Великовского.

В.Б. Харитоньевском переулке, который проходит параллельно улице Кирова, расположены впечатляющие своей внешностью старинные палаты XVII столетия (№ 21). Они сменили несколько владельцев: от видного государственного деятеля и дипломата П. П. Шафирова палаты перешли к другому сподвижнику Петра I — участнику Азовских походов и Северной войны, президенту Военной коллегии генерал-аншефу Г. Юсупову. В начале прошлого века здесь жил екатерининский вельможа, бывший директором императорских театров и Эрмитажа, известный меценат, владелец и строитель подмосковный усадьбы Архангельское князь Н. Б. Юсупов. Хорошо знакомый с Версалем, лучшими дворцами и парками Европы, собеседник Вольтера, Дидро и Бомарше, он следил за сменой архитектурных вкусов. Но тем не менее в угоду моде не перестроил одну из древнейших гражданских построек Москвы: нарышкинское барокко не уступило место праздновавшему повсюду победу классицизму, блестящим образцом которого был и загородный дворец Юсупова.

Архитектура примечательного памятника, отделенного от В. Харитоньевского переулка великолепной кованой оградой, весьма типична. В основе сооружения лежит древняя «хоромная» композиция. Палаты образуют несколько объемов разной высоты и конфигурации, каждый из которых имеет расписную высокую кровлю. Они живописно группируются вокруг наружной парадной лестницы — «красного крыльца», по одну сторону которого расположен сводчатый зал, а по другую — ¦ жилые помещения над аркадой-лоджией. Пышный белокаменный декор фасадов в стиле московского барокко: разрезные фронтоны оконных наличников — «петушиные гребешки», фигурная кладка кирпича — «поребрик» и другие элементы подчеркивают единство сооружения. Над аркой проезда, ведущего во двор, сохранился герб Юсуповых, на поле которого изображены лук и стрелы, напоминающие о происхождении князей из рода ногайских мурз.

Небезынтересно, что у Юсупова в начале прошлого столетия снял квартиру С. Л. Пушкин. Первые московские впечатления его гениального сына связаны именно с этими местами. В ходе реставрации, проведенной в конце столетия архитектором Н. Султановым, здание было стилизовано в духе представлений того времени о древнерусском искусстве.

По соседству с впечатляющим богатством форм и яркостью красок древним комплексом находится недавно реставрированная постройка того же времени, выходящая фасадом в Б. Козловский переулок (№ 13/17) — двухэтажный жилой дом. Он принадлежал одно время отцу писателя А. Сухово-Кобылина.

Ю. Александров, изд-во "Московская правда", 1991 г.