МОСКВА и МОСКВИЧИ


 

Москва при Федоре Алексеевиче и царевне Софье

Федор Алексеевич правил шесть лет (1676-82 гг.). Его правление не богато важными событиями. В 14-летнем возрасте он вступил на престол и по состоянию своего здоровья не мог править такой огромной страной как Россия. Он отличался хилым телосложением и часто недужил. В день кончины отца, его сокрушило нездоровье и челяди пришлось нести его в Грановитую палату, где его усадили на престол. Его царствование не дало ничего нового. Продолжалось сближение с Западом, развивалось образование и ремесла. Начатое Михаилом Федоровичем преобразование войска по западноевропейским образцам продолжалось. При нем отменили местничество, разрядные книги заменили на родословные. Стало заметно ощущаться западное влияние, которое отразилось на переменах в быту.

Первой женой царя была полячка Агафья Семеновна Грушецкая и ее влиянию приписывают обычай брить бороды. Радел государь и о жителях столицы. Однажды, он обратил внимание на сложность проезда по дорогам города и приказал в будние дни не пользоваться более чем двумя лошадями. В праздники дозволялось ездить на четырех, во время свадьбы шестериком, тогда же появляются кареты.

Феодор Алексеевич велел построить палаты для приказов, была возведена церковь Неопалимой Купины. В целом, правление его было ровным, спокойным и ничем не выдающимся. Практически не сохранилось описаний личности. Подобно тени, он появился на Российском престоле и так же незаметно исчез.

После его смерти весной 1682 года пришлось решать вопрос о наследовании престола, поскольку Федор был бездетен. Иоанн, который был старше, на трон не годился. Подслеповатый, болезненный и скорбный главою (слабоумный) он не брался в расчет. Петруша, которому в ту пору было 10 лет, мог похвастаться замечательными способностями, крепким телом и умом, но был мал. Мы не будем описывать известные всем исторические события, которые привели к тому, что на царство венчались оба государя Иоанн и Петр.

Правительницей стала Софья. Смутное и недолгое время правления Софьи практически не оставило следов. Царевна Софья, однако, изо всех сил старалась превратиться из регентши в самодержицу. Стремясь приучить к себе народ она старалась почаще появляться на людях, сопровождая братьев на всех торжествах. Правление девицы-царя было смутно. Было очевидно, что Софья Алексеевна стремилась стать царицей, несмотря на то, что ее правление не отличалось успехами. Памятником ее мечтаний остаются портреты, где она изображается в короне, с державой и скипетром в руках в облачении царском. Софья Алексеевна любила садоводство и заводила редкие растения в кремлевских садах. Была поклонницей театральных представлений, занималась литературой. Вообще Софья Алексеевна во многих областях проявляла значительное образование, данное ей отцом. Впрочем, дни ее владычества были недолгими, ведь в селе Преображенском росла страшная угроза для похитительницы власти, ее брат Петр, который в отличие от сестры оставил в нашей истории глубочайший след.

Раз уж, практически нечего сказать об ее правлении, будет, пожалуй, небезынтересно остановиться на ее личности. Рослая, тучная, с суровым неулыбчивым лицом и жестким характером Софья могла бы стать правительницей не хуже Екатерины II и оставить след на страницах истории России, но история, к великому ее сожалению, уже начала благоволить к ее брату, великому реформатору, коим был Петр I.

Софья опоздала появиться на свет и потому была обречена. Судьба ее сложилась непросто. Умная и амбициозная Софья мечтала о великих свершениях и троне. Ее мать умерла, когда девочка была еще мала. Смышленой девочке, в отличие от других детей, легко давалась грамота, она много читала, любила писать стихи. Материнская ласка была ей незнакома, и жизнь ее стала безрадостной. Она не любила сплетничать, женские разговоры ей были чужды. Мятежный и беспокойный характер ее требовал борьбы, деятельности и широкой жизни. Она ненавидела мачеху, которая была любящей, мягкой и обаятельной женщиной, в противоположность самой Софье.

Темноглазая, стройная, красивая Наталья завораживала плавностью походки и мелодичностью речи. От царевны, напротив, исходила энергия, губы дергались в нервной улыбке, лицо выдавало золотушный оттенок. Были у царевны и поклонники, но та разогнала их холодностью.

После смерти отца Софья вникала в государственные дела, присутствовала на царских докладах, и даже отдавала собственные распоряжения. После смерти брата Софьи заявила претензии на престол, однако бояре отдали предпочтение ее умному и здоровому брату Петру, провозгласив того государем. Надежды Софьи рушились, однако она решила бороться. Софья поставила на стрельцов, разыграв классический русский бунт. Страшный в своей неуправляемости, смертоносный и грабительский. В результате которого, управление, временно переходило к Софье. Но, мало завоевать власть, ее еще нужно удержать, и последующие пять лет пропали в бесплодной борьбе с разбуженной ею же стрелецкой вольницей. Реформы отошли на второй план, Софья оказалась вовлечена во внутреннюю смуту. Много интриг и заговоров устраивала Софья, желая остаться у власти, однако, словно в насмешку, они оборачивались против нее. Заговор против Петра провалился. Россия не желала видеть на троне женщину, ей нужен был сильный энергичный правитель, причем мужчина. Против нее играли и русские обычаи и личное не обаяние, неумение ладить с людьми. В результате в решающий момент ее предали все, на кого она рассчитывала стрельцы, бояре, патриарх.

В конечном итоге Софье пришлось удалиться в стены Новодевичьего монастыря. По весне 1698-го г. в России случился последний всплеск стрелецкого бунта. Софья с нетерпением ожидала этого события и, хоть и не принимала в нем непосредственного участия, сделала все, чтобы Петр слетел с трона. Она мечтала, как разочарованные люди падут к ее ногам, призывая на трон. Но восстание было подавлено, а перед кельей Софьи, по государеву приказу, повесили 195 мятежников. У троих, висевшим перед ее окнами, в руках были показания о подстрекательских письмах, которые написала им бывшая уже царица. Около пяти месяцев царевне пришлось смотреть на истлевающие человеческие тела и дышала ядовитым трупным запахом.

Вскоре она стала инокиней Сусанной и имя ее было забыто.