МОСКВА и МОСКВИЧИ


 

Немирович-Данченко в МГУ

Владимир Иванович Немирович-Данченко в студенческие годы.

В последних классах Тифлисской гимназии перед молодым Владимиром Немировичем-Данченко встала, как и перед многими его сверстниками, проблема: кем быть, чему себя посвятить?

Увлекательна профессия писателя, и тому примером брат Василий, автор нашумевшего романа "Соловки"; еще интереснее театр с его таинственной жизнью кулис и романтическими героями, театр, где священнодействуют сестра Варвара и брать Иван, по сцене Миртов.

Однако иного мнения были, очевидно, учителя гимназии: "Володя Немирович-Данченко особенно обнаружил любознательность к предмету математики", быть ему только математиком!

В. И. Немирочич-Данченко внимательно прислушивался к советам друзей: "Помню гимназистку, худенькую, с черными волосами и сверкающими глазами, с которой приходилось довольно много говорить... о жизненной дороге после гимназии. Она горячо уверяла, что надо идти непременно или на медицинский, или на физико- математический факультеты. Только оттуда выходят люди, достойные общественной деятельности. А юридический и филологический — эти факультеты выпускают болтунов и книжников».

Вскоре пришел долгожданный день — окончена гимназия, на руках аттестат зрелости. Отметки приличные:

  • закон божий — 5,
  • русский язык и словесность — 4,
  • латинский язык — 4,
  • математика — 5,
  • физика и математическая география — 4,
  • греческий язык — 5,
  • история — 4,
  • география — 4,
  • французский язык — 5,
  • грузинский язык — 5,
  • армянский язык — 5,
  • татарский язык — 5.

Приписка к аттестату: «Во внимание же к постоянно отличному поведению и прилежанию и в отличных успехах в науках, в особенности же в латинском языке и математике, педагогический совет постановляет наградить его, Данченко, серебряной медалью».

В конце лета 1876 года Владимир Иванович, простившись с друзьями, уезжает в Москву. На имя ректора Московского университета поступает следующее прошение: «Окончив курс наук в Тифлисской гимназии, прошу Вашего превосходительства о разрешении зачислить меня в число студентов физико-математического факультета вверенного Вашему превосходительству университета. Владимир Немирович-Данченко. Москва, 1876 г. 28 августа».

Юный тифлисец попал в университет в знаменательную пору. На физико-математическом факультете преподавали тогда замечательные русские ученые: физик А. Столетов, астроном Ф. Бредихин, химик В. Марковников, математики Ф. Слудский и В. Цингер, биолог К. Тимирязев. Многие из них, по словам известного историка М. Ковалевского, ставили своей целью «сближение с народом, тесное знакомство с его бытом», воспитывали студентов «в сознании их долга перед крестьянской и рабочей средой».

Студенты физико-математического факультета на первом курсе слушали лекции по механике, физике, химии, ботанике, проходили практику, в химической и физической лабораториях, зоологическом музее и в ботаническом саду.

В Москве Вл. Немирович-Данченко стал усердно посещать театры. Одним из первых увиденных им спектаклей была «Мертвая петля» Н. Потехина с Г. Н. Федотовой в главной роли. Ходил студент и в оперу, слушал знаменитую Патти в «Диноре» Мейербера. На музыку застольной песни из «Ломбардцев» Верди в те годы Владимир Иванович в студенческих компаниях любил петь некрасовские стихи «Укажи мне такую обитель».

Сдав экзамены сразу на двух факультетах (дополнительно — на юридическом), Немирович-Данченко едет на каникулы в Тбилиси (тогда Тифлис). Он рассказывает своему другу Саше Сумбатову (будущему артисту А. И. Южину) о постановках Малого театра, о профессорах университета.

Друзья решают выступить на открытой сцене с любительской труппой и для начала репетируют на квартире Сумбатова под руководством известного актера Л. Соколова-Градова пьесу Н. Чернявского «Гражданский брак».

Много лет спустя Владимир Иванович вспоминал:

«Так как я был фатоватым юношей, даже пенсне почему-то носил, хотя и до сих пор обладаю великолепным зрением, я, конечно, получил роль любовника».

Спектакль вначале принес молодому дебютанту большие огорчения. Играл он, видимо, неважно, и в антракте все проходили мимо него с нарочито безразличным видом. Студент ожесточился: в последнем акте он произнес пламенный монолог и «отчаянно» упал на колени. Зал ответил шумными аплодисментами.

«Когда кончился акт,— вспоминал Владимир Иванович,— Леонид Соколов пришел ко мне за кулисы, начал целовать, теребить меня и говорить: «Бросьте, голубчик, все науки, университеты и идите на сцену». Приглашал поступить к нему в небольшую труппу, которую в то время составил. Я отказался. При всем моем тяготении к театру я никак не мог принести университет в жертву».

...Наступает август. Пора возвращаться в Москву. И вот снова «белокаменная», снова лекции в университете. В те годы почти все преподаватели и учащаяся молодежь увлекались литературой и театром. Лекции по вопросам искусства, которые читали профессор Н. Стороженко, приват-доцент И. Иванов, поэт и переводчик П. Вейнберг, собирали большую аудиторию. Естественно, что многие студенты хотели испытать свои способности на литературном или театральном поприще.

В это время начинает писать юмористические рассказы студент медицинского факультета Антон Чехов. На несколько лет раньше стал печататься и Вл. Немирович-Данченко. Первые его рецензии появились в «Русской газете», а потом в «Русском курьере», газете ярко выраженного либерального направления.

Десятки спектаклей прорецензировал тогда будущий основатель Художественного театра. Тут «Разбойники», «Гамлет», «Проделки Скапена», «Гроза», «На бойком месте», «Бесприданница», «Свадьба Кречинского»...

Вл. Немирович-Данченко пишет о театре глубоко и с поразительным знанием дела, он страстно борется против рутины и ходульности в игре актера, ратует за естественность и искренность чувства.

Критик хвалит О. Садовскую за то, что она играет «правдиво, без шаржа», восхищается Г. Федотовой, отмечая у нее «неподдельную веселость и умение пользоваться тем, что дает роль», а для оценки игры И. Самарина в роли Фамусова, он, по его признанию, не может найти подходящих слов: «Это такой восторг, который нельзя передать!». Положительно отзываясь о выступлении знаменитого трагика М. Писарева в «Горькой судьбине», рецензент отмечает актуальность этой пьесы для своего времени: «Наша жизнь вовсе не ушла вперед так далеко, чтобы крепостничество, самодурство и взяточничество казались нам только историческим воспоминанием».

Владимир Иванович приветствует открытие «Ревизором» нового театра в доме Малкиеля на Тверской: «Дай бог, чтобы артисты сумели поддержать это хорошее дело, лишенное всяких коммерческих расчетов и начатое с исключительной целью дать Москве театр с образцовым репертуаром, в который не войдут пошлые и банальные переделки г. Тарновского и ему подобных».

Статьи даровитого студента были замечены, и вскоре ему предложили сотрудничать в журнале «Будильник». Там вместе с редактором Н. Кичеевым он печатал из номера в номер «Заметки театральных проходимцев» под псевдонимом «Никс и Кикс». Много едких, точных замечаний в адрес современного театра разбросано в этих фельетонах с неизменной виньеткой — смешной голый дьяволенок под зонтиком.

Вл. Немирович-Данченко решается еще раз испытать свои актерские способности и записывается в «Артистический кружок». Эта труппа устраивала любительские спектакли в здании, где сейчас находится Центральный детский театр. Студент успешно играет Жадова в «Доходном месте». Актеры О. Правдин и Б. Путята настоятельно предлагают ему бросить университет и поступить в театр.

В эти годы Владимир Иванович видел на заседании Общества любителей российской словесности И. С. Тургенева, слушал чтение А. Ф. Писемского и А. Н. Островского в «Артистическом кружке», познакомился с Анной Петровной Керн и даже гостил у нее дома. «Это была милая маленькая старушка» — такой увидел студент Немирович-Данченко подругу А. С. Пушкина.

Осенью 1878 года Вл. Немирович-Данченко серьезно заболел и уехал на лечение домой в Тифлис. Пропустив много лекций, он вынужден был просить оставить его на третьем курсе физико - математического факультета на второй год. Просьба была удовлетворена. В архиве МГУ сохранилось это прошение.

А вот и последние документы архива, связанные с пребыванием Вл. Немировича-Данченко в университете и свидетельствующие о том, что приверженность к искусству одержала в его сердце победу над всеми другими привязанностями. Это «Свидетельство» за подписью ректора Н. Тихонравова: «Так как он, Немирович-Данченко, полного курса наук не окончил, то права, высочайше дарованные студентам, окончившим курс университетского учения, на него не распространяются». И тут же подпись: «Свидетельство получил В. Немирович-Данченко 12 ноября 1881 года».

В конце 1881 года Вл. Немирович-Данченко окончательно ушел из университета. Но память о своей «альма матер» он сохранил на всю жизнь — тут получил он образование, познакомился с передовыми профессорами и преподавателями, с головой окунулся в шумную и пеструю литературно-художественную жизнь.

Московским университетом, его делами и успехами Владимир Иванович интересовался до последних дней. Когда старейшее учебное заведение нашей страны отмечало свой 185-летний юбилей, народный артист СССР Немирович-Данченко написал следующее приветствие:

«Шлю горячий привет... Жалею, что не могу лично высказать, как глубоко и трепетно волнуется вся моя мысль каждый раз, когда наблюдается связь университета с театром. Эта связь — в давних традициях университета. Эта связь — и идейная и бытовая — в достойнейших страницах истории русского театра. В этой связи заложено благороднейшее из человеческих переживаний — дружеское бескорыстное служение родине... Да здравствует Московский университет, и да примет он привет от всего театрального фронта!».

(ж-л "Наука и жизнь", 1979)