МОСКВА и МОСКВИЧИ


 

Масленница - 2017

17 февраля в Москве открывается фестиваль «Московская Масленица»

Честная, широкая, веселая - это все о ней, о Масленице. Последний праздник зимы, неделя разгульного веселья, жарких блинов и... сватовства. Да-да, все масленичные развлечения в русской деревне клонились именно к нему, чтобы после Великого поста сыграть свадьбу.

Масленица – это русский аналог европейского карнавала, который также проходит перед Великом постом. Связь между этими видами народного гулянья прослеживается и на уровне названий: итальянское слово «carnevale» (которое буквально переводится как «прощай, мясо») перекликается с одним из наименований масленицы – «мясопуст».

Масленичная неделя (или «сырная седьмица») была как бы подготовкой к строгостям поста: есть мясо уже было запрещено, зато по-прежнему дозволялось вкушать масло, молоко, сыр, рыбу, икру и прочие вещи, о которых не стоит читать на голодный желудок. И, разумеется, блины, многократно и вкусно описанные русскими классиками: Чеховым, Куприным, Лермонтовым, Шмелевым, Буниным…

По природе своей масленица – языческий праздник, символические проводы зимы. Блин своей формой и золотистым цветом напоминал предкам солнце, поэтому обращаться с ним следовало бережно, как с любым сакральным блюдом. Например, не принято было резать блин ножом или накалывать на вилку. Такое непочтительное поведение считалось оскорблением для небесного аналога и вполне могло повлечь за собой неурожай, голод и прочие несчастья. «Блин не сноп – на вилы не наколешь» - гласила пословица.

Во время масленицы существовала традиция много ходить по гостям и принимать их у себя.

ПОНЕДЕЛЬНИК - «встреча». В первый день масленицы с утра народ (обычно дети) сооружал из соломы, тряпок и старых лаптей чучело Масленицы, которое с почетом и песнями носили по улицам, а потом ставили на самое высокое место. В зажиточных семьях начинали печь блины. Родственники, собираясь вместе у кого-то в гостях, обговаривали культурную программу на предстоящую неделю. А выбирать было из чего: катание на горках и качелях, прогулки в нарядных санях, кулачные бои, карусели, балаганы, кукольные представленья, алкогольные возлияния с пением, оборона снежного городка и другие здоровые развлечения. При этом многие из них были связаны с приметами: чем дольше съезжаешь на санках с ледяной горы, тем длиннее будет лен, а чем громче смех и шум – тем обильнее будет урожай.

ВТОРНИК - «заигрыши». Именно тогда люди всерьез приступали к празднованию, зазывая гостей к себе – есть блины и кататься с ледяных горок: «У нас горы готовы и блины испечены – просим жаловать».

СРЕДА - «лакомки» была днем, когда зятья ходили к теще на блины. Матерям нескольких замужних дочерей приходилось потрудиться у печи (тем более что в гости частенько звали не только зятьев, но и других родственников, чтоб не скучно было).

ЧЕТВЕРГ считался началом настоящего, «широкого» разгула. Именно тогда масленичное веселье набирало полную силу. В четверг проводились шумные катания и знаменитые кулачные бои, в одном из которых оскорбленный купец Калашников сошелся со своим обидчиком – наглым опричником Кирибеевичем. Другим событием этого дня было взятие снежного городка - символическая битва весны и зимы, отраженная Суриковым на одноименном полотне. А еще принято было устраивать буйные пирушки с песнями и распитием хмельных напитков.

ПЯТНИЦА - «тещины вечерки» давала шанс тещам отдохнуть от стряпни и отправиться с ответным визитом к зятьям, которые были обязаны оказать им почтение и, конечно, угостить блинами. Зять должен был самолично пригласить тещу с вечера, а утром – еще и прислать за ней специальных посыльных – «званых».

СУББОТА - «золовкины посиделки». Молодые женщины приглашали к себе золовок (для тех, кто путается в терминах родства, напоминаем, что золовкой называют сестру мужа). Гостий нужно было не только накормить от души, но и одарить.

ВОСКРЕСЕНЬЕ - «прощеный день». Последний день масленицы был посвящен подготовке к Великому Посту, перед которым надлежало очиститься духовно. Все в этот день обоюдно просили друг у друга прощения за обиды – вольные и невольные, целовались и кланялись. Облегчив душу, народ вновь приступал к веселью – проводам масленицы. Соломенное чучело сжигали вместе с разным хламом (в некоторых случаях – топили в проруби или разрывали на части), чтобы ускорить наступление весны. Иногда в «погребальном» костре сгорали остатки блинов и другой скоромной пищи. Все это сопровождалось прощальными песнями: люди шутливо ругали масленицу разными, порой непристойными, прозвищами и упрекали за то, что она пришла так ненадолго и теперь покидает их, забирая с собой все вкусное.